Битва при Заме

Битва при Заме (19 октября 202 до н. э.), последнее и решающе сражение Второй Пунической войны фактически положившее конец шансам Карфагена победить в схватке с Римом. Битва произошла недалеко от места, названное римским историком Ливием, как Нараггара. Название Зама было дано уже позже римским историком Корнелием Непотом приблизительно через 150 лет после битвы. Незадолго до этого сражения, в битве при Каннах Ганнибал мастерски разбил римские легионы, заманив их в ловушку. В той битве принимал участие и Публий Корнелий Сципион, в двадцатилетнем возрасте он стал свидетелем тактического мастерства Ганнибала. Учась на примере этого поражения римского войска, впоследствии он применит ту же стратегию против самого Ганнибала.

Публий Корнелий Сципион Африканский

Убедив сенат, что войну с Карфагеном надо перенести на его территорию и верно рассчитав, что, если он нанесет удар по самому городу, Ганнибал будет отозван из Италии для его защиты, Сципион вторгся в Северную Африку в 205 году до нашей эры. После успешной осады он захватил город Утика. Вступив в союз с правителем нумидийцев Массиниссой, Сципион направился к Карфагену и в 203 году до н.э. его армии уже подходили к городу. Карфагенские полководцы Ганнибал и его брат Магон были срочно отозваны из военных походов в Италии. Ганнибал вернулся в Африку с армией из 12 000 человек и вскоре собрал в общей сложности 37 000 воинов для защиты подступов к Карфагену. Магон, получивший серьёзные ранения в последнем сражении, погиб в море при переправе. Сципион, со своей стороны, прошел вверх по реке Баград (Меджерда). Подходя к Карфагену, он искал место для решающей битвы с неприятелем. Некоторые легионеры Сципиона были ветеранами битвы при Каннах, они горели желанием отомстить Карфагену за это позорное поражение. Дождавшись африканских союзников, Сципион собрал примерно такое же количество войск, как и Ганнибал (около 40 000 человек), но его 6 100 всадников во главе с правителем нумидийцев Массиниссой и римским военачальником Гайем Лелием (политический деятель Рима в последствии прозванный "Мудрый") превосходили карфагенскую кавалерию как по обучению, так и по количеству. Правых фланг Сципиона был прикрыт Массиниссой и нумидийской конницей, в то время как римские всадники расположились на левом. Поскольку Ганнибал не мог перевезти большинство своих лошадей из Италии, он был вынужден убить их, чтобы они не попали в руки римлян. Таким образом, он смог выставить только около 4000 человек кавалерии, большинство из которых были тоже нумидийцы. Карфагенская кавалерия держала правое крыло, а нумидийская - левое (таким образом римские нумидийцы оказались напротив карфагенских соплеменников). Ганнибал прибыл слишком поздно, чтобы помешать Спициону переманить Массиниссу и выбирать место сражения самому. Это существенно изменило ситуацию, выбирая место сражения, Ганнибал всегда имел тактическое преимущество, но в этот раз ему пришлось сражаться на поле, выбранном его соперником. В дополнение к тому, что 80 боевых слонов не были достаточно обучены, карфагенская армия состояла главным образом из новобранцев у которых не было боевого опыта. Своих опытных воинов, прибывших с ним из Италии (от 12 000 до 15 000 человек), Ганнибал расположил в третьей (последней) линии своего войска, рассчитывая использовать этот резерв в нужное время битвы. Перед сражением Ганнибал и Сципион встречались лично, возможно потому, что Ганнибал, понимая, что исходные условия ему не выгодны, надеялся договориться, заплатив достаточную сумму денег (ещё перед началом битвы Ганнибал понимал, что у него небольшие шансы на победу). Сципиону, возможно, было любопытно встретиться с самим Ганнибалом, но он отказался от предложенных условий, заявив, что Карфаген нарушил перемирие и ему придется столкнуться с последствиями. По словам Ливия, Ганнибал сказал Сципиону: «Вы сегодня те, кем я был много лет назад в Тразимено и Каннах». Говорят, что Сципион ответил посланием для Карфагена: «Приготовьтесь к битве, потому что, очевидно, вы нашли мир невыносимым». Не договорившись, они назначили битву на следующий день. В начале сражения, когда две армии начали сближаться, карфагеняне пустили своих 80 боевых слонов на ряды римской пехоты, но легионеры быстро их нейтрализовали.

Атака слонов Ганнибала

Это можно объяснить тремя факторами, причем первые два хорошо задокументированы и наиболее важны. Во-первых, слоны не были хорошо обучены. Во-вторых, и, возможно, даже более важное для результата, Сципион сформировал свои силы в манипулы (маленькие, подвижные пехотные подразделения) с большими промежутками между ними. Он научил своих людей уходить в сторону от атаки слонов, защищая фронт, фланги и тылы щитами. Это приводило к безуспешной беготне массивных зверей между манипулами, подвергавшимся вдобавок обстрелу римскими велитами (лёгкая стрелковая пехота). В-третьих, громкие выкрики и оглушительный звук труб римлян, испугали несколько слонов, которые побежали в обратном направлении, топча собственную пехоту и сея хаос в линиях новобранцев Ганнибала. Несколько обезумевших слонов убегая, начали топтать нумидийскую конницу карфагенян. Видя это, Сципион приказал коннице атаковать кавалерию противника на флангах, которые не выдержав удара, бежали, преследуемые силами Массиниссы. Затем римские легионы атаковали пехоту Ганнибала, которая состояла из трех последовательных линий обороны. Римляне без особого труда разбили обороняющихся первой линии, а затем и второй. Однако к тому времени у легионеров стала ощущаться усталость, а им еще предстояло сразиться с третьей линией, в которую входили ветераны Ганнибала из его итальянской кампании (то есть его лучшие войска). В этот решающий момент нумидийские всадники Массиниссы, завершив разгром вражеской кавалерии, атаковали тылы карфагенской пехоты, которая вскоре была разбита, попав между молотом (нумидийской кавалерией) и наковальней (римскими легионами). Около 20 000 карфагенян погибло в этой битве, ещё 20 000 были захвачены в плен, в то время как римляне потеряли не более 1500 человек. Греческий историк Полибий писал, что Ганнибал сделал все, что мог, как полководец, учитывая преимущество, которое имел его противник. Вернись Ганнибал с Италии чуть раньше, всё могло бы закончиться и иначе. Однако это никоим образом не умаляет победу Сципиона (он оказался способным учеником самого Ганнибала). После битвы при Заме Карфаген остался без защиты, и он безропотно принял все условия Сципиона, согласно которым Карфаген уступил Риму Испанию, передал большинство своих военных кораблей и начал выплачивать 50-летнюю компенсацию. Сципион в честь этой победы получил прозвище "Африканский". Ганнибалу удалось сбежать с поля битвы, и некоторое время он находился в своих владениях на востоке около города Гадрумет (Хадрумет), прежде чем вернуться в Карфаген. Впервые за многие десятилетия Ганнибал перестал командовать войсками, он никогда больше не поведёт карфагенян в бой. Денежное возмещение ущерба, которое Рим назначил Карфагену, составило 10 000 серебряных талантов, что более чем в три раза превышает размер платы при завершении Первой Пунической войны. Хотя карфагеняне должны были публично сжечь не менее 100 кораблей, Сципион не навязывал суровых условий самому Ганнибалу, который вскоре был избран всенародным голосованием управлять побежденным Карфагеном. Битва при Заме показала успешность римской манипулы и дисциплину его солдат, которые могли быстро сформировать или расформировать легион (в зависимости от обстановки), даже в разгар битвы. Римское оружие в то время, несомненно, уже превосходило оружие Карфагена, а тактика обеспечивала эффективную борьбу со слонами. Окончательно завершая вторую Пуническую, битва при Заме считается одной из самых важных в Древней истории. Предприняв успешное вторжение в Африку и победив самого непримиримого противника, Карфаген, Рим начал путь к становлению Средиземноморской империей.

Рим после Второй Пунической войны