Битва под Оршей

Битва под Оршей состоялась 8 сентября 1514, где объединённое войско Польши и Литвы (около 30 000 бойцов), под командованием гетмана Острожского противостояло армии Московии под началом Ивана Челяднина и Князя Михаила Булгакова-Голицы. Оршанская битва была частью череды войн, которые вели русские цари, стремясь собрать под своей властью все древнерусинские земли. Гораздо меньшая по численности армия Великого княжества Литовского и Польского разгромила московские войска в этом сражении.

Карта битвы под Оршей

В конце 1512 года Московия начала новую войну за русинские земли в современной Беларуси и Украине, которые были частью Великого княжества Литовского. Смоленская крепость была тогда самым восточным форпостом Великого княжества и одной из важнейших цитаделей, охранявших его. В июле 1514 года московская армия (80 000 воинов и 300 орудий) захватила Смоленск. Вдохновленный этим успехом, великий князь Московии Василий III приказал своим войскам продвигаться дальше на территорию Беларуси. Тем временем польский король Сигизмунд I собрал около 35 000 солдат для войны с восточным соседом. Эта армия уступала по численности московской, но состояла в основном из хорошо обученной конницы. В состав войск Великого княжества Литовского и Королевства Польского, под командованием гетмана Константина Ивановича Острожского, входили: 16 000 всадников Великого княжества Литовского, 14 000 польской кавалерии (легкой и тяжелой), 3000 пехотинцев, 2500 наёмников, в основном из Богемии. Продвигаясь в Беларуси, король Сигизмунд оставил гарнизон в городе Борисов в количестве 4000 человек, в то время как основные силы двинулись навстречу москвичам. В конце августа между этими противоборствующими армиями произошло несколько небольших стычек на пересечении рек Березина, Бобр и Друц, но москвичи избегали крупного сражения. Понеся незначительные потери, они выдвинулись в район между Оршей и Дуброуной, где разбили лагерь. Иван Челяднин был уверен, что литовско-польским войскам при форсировании Днепра придётся воспользоваться одним из двух мостов через эту реку, и он решил разделить собственные силы, для охраны этих переправ. Однако армия Острожского наведя понтонный мост севернее лагеря москвичей, пересекла реку без потерь.

Переправа польско-литовского войска

В ночь на 7 сентября начались приготовления к решающей битве. Гетман Острожский разместил большую часть своих литовских (литвинских) всадников в центре, в то время как большая часть польской пехоты и вспомогательных войск расположились на флангах. Богемская и Силезская пехота была развернута в центре, перед резервами. 8 сентября 1514, вскоре после рассвета, Иван Челяднин беря инициативу в свои руки, отдал приказ атаковать литовско-польские позиции. Московские войска пытались окружить неприятеля, атакуя его фланги. Одним направлением удара командовал лично Челяднин, другим князь Булгаков-Голица. Атака с ходу не удалась, и москвичи отошли к своим первоначальным позициям. Челяднин все еще был уверен, что преимущество в живой силе (почти 3: 1) принесёт ему победу. Однако, озабоченный перегруппировкой сил на флангах, он потерял контроль над другими секторами свой армии и не смог скоординировать оборону против контратаки со стороны литовской кавалерии, которая до этого находилась в резерве. Литовская легкая кавалерия стремительно атаковала центр растянутого московского войска, пытаясь его расколоть. В решающий момент, показалось, что литовцы дрогнули, и стали отступать. Весь московский конный резерв бросился преследовать кавалерию неприятеля. Отступая некоторое время, тем самым выманив резервы москвичей, более быстрая литовская конница неожиданно повернула в сторону от своих позиций, и ничего не подозревавшие москвичи оказались лицом перед литовско-польской артиллерией, скрытой в лесу, которая первым же залпом опрокинула кавалерию Челяднина.

Артиллерия польско-литовского войска

Тут же на флангах появились польские войска и стали окружать москвичей. Поздно появившийся Иван Челяднин приказал трубить отступление, которое вскоре превратилось в паническое бегство. Московские войска преследовались армией Великого княжества Литовского на протяжении пяти километров. Поражение москвичей часто объясняется неудачным руководством Ивана Челяднина и Голицы. Согласно записям в польских хрониках, в битве под Оршей было убито 30 000 москвичей, а еще 3 000 взяты в плен, в том числе Иван Челяднин и восемь других старших офицеров. Силы Великого княжества Литовского и Королевства Польского захватили московский лагерь и все 300 пушек. Расстроенный известием о крупном поражении, великий князь московский Василий III предположительно заметил, что «заключенные были полезны не больше, чем мертвые», и отказался вести переговоры об их выкупе. Оршанская битва была одним из крупнейших сражений в Европе 16-го века. Войска Острожского продолжали преследование разгромленной московской армии, вернув под свой контроль большинство ранее потерянных опорных пунктов. Однако литовские и польские войска были слишком измотаны, чтобы осадить Смоленск до зимы. Острожский не добрался до ворот Смоленска и до конца сентября, предоставив Василию III достаточно времени для подготовки обороны города. В декабре 1514 года гетман Константин Острожский торжественно въехал в Вильнюс. В ознаменование этой победы были возведены две православные церкви: церковь Святой Троицы и церковь Святого Николая, которые остаются одними из самых впечатляющих образцов православной церковной архитектуры в Литве. Несмотря на свое предполагаемое величие, битва при Орше не повлекла за собой существенных политических последствий, что вызывает сомнения относительно традиционной интерпретации ее хода и количества жертв. Война между Великим княжеством Литовским и Московией продолжалась до 1520 года. В 1522 году был подписан мир, в соответствии с которым Великое княжество Литовское было вынуждено уступить Московии около четверти своих русинских владений, включая Смоленск. Некоторыми современными историками считается, что численность московской армии в 80 000 человек, была сильно преувеличена. Даже Иван Грозный, который командовал большей территорией, чем его отец, никогда не мог собрать более 40 000 военнослужащих, 20% из которых были недавно завоеванными татарами и финнами. Как следствие, число убитых (30 000) также ставится под сомнение. Косвенным доказательством преувеличения может быть то, что король Сигизмунд написал папе Льву X и другим европейским правителям, что его армия убила 30 000 москвичей и взяла в плен 46 командиров и 1500 дворян. Однако в сохранившихся польских и литовских документах все захваченные дворяне перечисляются по именам, всего 611 человек. Тем не менее, нельзя и недооценивать умелые действия объединённой литовско-польской армии, предшественницы тяжёлой кавалерии Речи Посполитой, знаменитых летучих гусар, которым не будет равных на полях сражений до конца 17 века.