Битва при Метавре

Битва при Метавре (207 г. до н.э.) - эпизод Второй Пунической войны, был военным противоборством между армиями Рима под началом Гайя Клавдий Нерона (с 237 -.. С 199 г. до н.э.), Марка Ливий Салинатора (254-204 г. до н.э.), претора Луция Порций Лицина и войсками Гасдрубала Барка (ок. 244-207 гг. до н.э.). Силы Нерона разбили армию Барка, погибшего в битве. Две армии встретились после того, как Гасдрубал пересек Альпы и вторгся в Италию, чтобы объединить свои силы с войсками своего брата Ганнибала (247-183 до н.э.) для совместного нападения на Рим, в надежде положить конец Второй Пунической войне (218-202 до н.э. ) между Римом и Карфагеном. Если бы ему это удалось, то Рим, возможно, пал бы под штурмом карфагенян, и война закончилась бы совсем по-другому, но это, конечно, всё предположения. Перейдя через Альпы, Гасдрубал начал свой марш на юг, чтобы присоединиться к Ганнибалу, но остановился, чтобы попытаться захватить Римскую колонию Плацентия.

Гасдрубал

Перейдя через По и овладев перевалом Страделла, он решил дать бой колонистам. Здесь он остановился и потерял время, осадив эту римскую колонию, которая закрыла перед ним свои ворота, приняв к сведению тот факт, что, как и у Ганнибала, у него не было орудий для осады. Некоторые историки обвиняли Гасдрубала в том, что он задержался в Плацентии, вместо того, чтобы обойти её и отправиться на встречу со своим братом, прежде чем римляне смогли собрать все свои силы вместе. Однако он столкнулся с тем фактом, что в колонии был очень сильный гарнизон, и оставлять его в тылу было опасно. Был и ещё один важный момент - местные галльские племена медленно, но верно переходили на его сторону. Ему нужно было время, пока достаточное количество лигурийцев присоединиться к нему и будет набрано как можно больше союзных галлов. Его осада Плацентии была неудачной по той самой причине, на которую рассчитывали граждане колонии: у него не было никаких осадных орудий, никаких катапульт, ничего, благодаря чему он мог бы взять город. Оставив попытки штурма, он ушёл от стен Плацентии и направился на юг, в то же время Ганнибала преследовал старый враг Гасдрубала Клавдий Нерон. Нерона послали разбить Ганнибала вскоре после его прибытия в Италию, и теперь он проводил своего рода маневры, играясь как кошка с мышкой, недалеко от исторической области Бруттий. Марш Гасдрубала пересёкся с движением армий Марка Ливия Салинатора и претора Луция Порций Лицина недалеко от реки Метавр. Тем не менее, две армии были сравнительно равны и воздерживались от сражения. Незадолго до этой встречи Ганнибал послал гонцов на север, чтобы найти Гасдрубала и призвать его поторопиться с объединением армий. Сообщения были получены, и Гасдрубал написал ответ, сообщив Ганнибалу, где он находится, а также численность его армии. Он отправил сообщения с шестью всадниками, которые были захвачены римскими часовыми возле Тарента. Поскольку письма не были зашифрованы, их легко можно было перевести на итальянский, и перевод документа был быстро отправлен в лагерь Нерона. Нерон действовал быстро, не дожидаясь одобрения сенаторов Рима. Двигаясь ночью, он ускользнул от Ганнибала с армией в 6 000 легионеров и 1 000 кавалеристов быстро направился в лагерь Салинатора и претора Лицина. Поскольку римский лагерь находился всего в полумиле от карфагенян, Нерон приказал своим людям расквартироваться там же, что бы не выдать своего присутствия, появлением нового стана. На следующее утро Гасдрубал, заметив худых лошадей во вражеском лагере и странные щиты, с новыми знаками, поспешно мобилизовал свои силы для битвы. Он послал разведчиков, и они вернулись с сообщением, что заметили, как одна труба звучала утренним приказом в лагере претора, как обычно, но две прозвучали в лагере консула, что указывает на присутствие второго консула и, следовательно, его армии. Гасдрубал понял, что теперь он сталкивается с гораздо большей силой, и приказал своим людям воздержаться от атаки. Той ночью он отступил со своей позиции к реке Метавр, скорее всего, планируя пересечь ее на следующее утро. Точно неизвестно, что он намеревался сделать после этого, так как считается, что он был деморализован возможностью того, что его брат был убит в бою. Кем бы ни был тот неизвестный консул, который присоединился к другим противникам, он, несомненно, был ранее занят противоборством с Ганнибалом. Ему казалось, что консул не оставил бы преследование Ганнибала и следовал за ним, если бы только Ганнибал не был мертв. Гасдрубал, возможно, думал, что он теперь один против подавляющих сил римлян. Его армия, двигаясь к Метавре, затерялась в темноте, и утром обнаружилось, что она беспорядочно растянулись вдоль реки. После недолгой разведки, вернувшись в римский лагерь, Нерон увидел возможность (вопреки советам двух других полководцев) немедленной атаки. Римляне были готовы к битве, когда Гасдрубал только собирал свои силы как мог, при таких обстоятельствах (не удачных для карфагенян) две армии сошлись у реки Метавр. Гасдрубал разместил своих галлов на небольшом холме слева, испанцы и лигурийцы были в его центре, где он также разместил десять слонов, а его кавалерия находилась на правом крыле. Армия римлян развернулась таким образом: Марк Ливий Салинатор в центре, претор Луций Порций Лицин слева и Клавдий Нерон справа, напротив к галлам на холме, который был защищен неровной местностью. Слоны Гасдрубала причинили больше вреда, чем пользы, потому что римляне поняли, после столкновений с Ганнибалом, что слоны могут при ранении прийти в ярость и нанести огромный ущерб своим войскам; римляне атаковали их копьями, окружая карфагенскую армию.

Слоны Карфагена

Салинатор и Лицин нажали на центр и левую сторону, но Нерон не смог скинуть галлов с их холма. Признавая, что сражение может быть выиграно только совместной, согласованной атакой в центре и слева, он отвел свои войска от холма с галлами и быстро переместил их за римскими линиями на левый фланг, чтобы обрушить всю мощь римлян на правое крыло карфагенян, прорвать строй и загнать войска Гасдрубала в котёл, который быстро превратился в бойню. Некоторые бойцы Гасдрубала пытались отступить за Метавр, но они либо утонули, либо были уничтожены римлянами. Признавая, что он потерпел поражение и что его брат, скорее всего, погиб где-то на юге, Гасдрубал направил своего коня на плотный строй врага, размахивая мечом, и был убит. Когда битва закончилась, Нерон быстро собрал свои войска и двинул их обратно на юг, чтобы снова вступить в бой с братом Гасдрубала. Ганнибал так и не понял, что он уходил. Ганнибал узнал о поражении своего брата, только когда отряд римской кавалерии бросил голову Гасдрубала в его лагерь возле Бруттий. Битва при Метавре является важной частью одного из великих событий истории. Даже если у Ганнибала и Гасдрубала не было ни осадных машин, ни каких-либо средств для захвата города, вполне вероятно, что если бы они сосредоточили свои объединенные силы в штурме Рима, город пал бы, и Карфаген выиграл войну. Ганнибал был непобедим в Италии, а Гасдрубал был известен как генерал, который победил двух величайших римских полководцев своего времени. Рим уже запаниковал, когда Ганнибал выиграл битву при Каннах в 216 г. до н.э. и, безусловно, был склонен пойти на невыгодный для себя мир. Что если бы Гасдрубал не задержался на Плацентии? Что если бы он не отправил письма брату, которые предупредили Нерона о его местонахождении? Или, если бы он передал сообщения гонцам устно, а не в письменной форме? Что, если бы он атаковал римлян вместо отступления, когда почувствовал присутствие Нерона? Все такие вопросы, какими бы увлекательными они ни были, в конечном итоге не подлежат обсуждению. Выбор Гасдрубала привел его к битве при Метавре, и после этого у Ганнибала больше не было никаких вариантов, кроме как вести уже проигранную войну, побеждая в отдельных битвах.

Ганнибал

Карфагенский сенат отказал ему в дополнительных войсках и запасах, и когда Сципион Африканский предложил атаковать сам Карфаген, Ганнибала призвали из Италии, план римлян сработал так же идеально, как и был спланирован. Ганнибал потерпел поражение в битве при Заме и впоследствии скрывался от римлян, пока не покончил с собой в возрасте 65 лет в чужой стране, далеко от дома.