Жиль де Ре

Жиль де Ре (Жиль де Монморанси-Лаваль, барон де Рэ, граф де Бриен, сеньор д'Энгран и де Шанту) (сентябрь / октябрь 1404, Франция - 26 октября 1440 года, Нант), бретонский барон, маршал Франции, чья выдающаяся карьера закончилась скандально. Его обвиняли в похищение и убийстве детей. Позже его имя станет связано с историей о Синей Бороде.

Жиль де Ре

Юность Жиля де Ре была омрачена трагедией. Оба его родителя умерли около 1415 года: отец, Ги де Лаваль, погиб во время охоты, свидетелем этого несчастного случая мог быть и сам де Ре, а его мать, Мари де Краон, умерла по неизвестной причине. Его воспитывал дед по материнской линии Жан де Краон. Ещё с раннего детства, де Ре был резким и горячим, что стало ему на пользу в битвах, где он, по общему мнению, был опытным и бесстрашным бойцом. Ещё будучи молодым человеком, де Ре достиг немалых успехов в военном искусстве, он проявил себя, как бесстрашный, умелый воин сражаясь в войне за наследство герцогства Бретань (1420), а затем на стороне герцогини Анжуйской против англичан в 1427 году. С появлением Орлеанской девы в конфликте Столетней войны, де Ре был назначен охранять Жанну д'Арк, вместе с ней он участвовал в нескольких сражениях, включая снятие осады Орлеана в 1429 году. После этого де Ре сопровождал ее в Реймс, что бы присутствовать при коронации Карла VII, который сделал его маршалом Франции. Он продолжал служить в особой гвардии Жанны д'Арк и был рядом с ней в дальнейших военных операциях против англичан. После того, как Жанну схватили, он удалился в свои земли в Бретани. Даже если бы в дальнейшей жизни бретонского дворянина Жиля де Ре не было ничего примечательного, то выдающейся карьеры солдата в Столетней войне и товарища по оружию Жанны д'Арк было бы достаточно, чтобы гарантировать его место в истории. Сегодня, однако, эти достижения меркнут из за его тайной жизни, которую он вел, совершив более ста ужасных убийств детей, неистовство, которое сделало Жиля де Ре, возможно, первым серийным убийцей в истории человечества. Де Ре унаследовал обширные земли, как от своего отца, так и от деда по материнской линии (Ги де Лаваль и Жан де Краон, соответственно), а также он женился на богатой наследнице. Его двор был богаче, даже чем у короля, и он с лёгкостью транжирил свои деньги на украшение замков и содержание многочисленных слуг. Получая наслаждения от жизни, Жиль де Ре был покровителем музыки, литературы и театрализованных представлений, в одном из которых он фигурировал («Тайна Орлеана»). Позднее де Ре все больше стал интересоваться религией и своим собственным спасением. В 1433 году он профинансировал строительство часовни «для блаженства своей души», он назвал её "часовней святых невинных мучеников", в которой пел хор мальчиков, подобранный лично Жилем де Ре. Когда в июле 1435 года он получил от короля указ, запрещающий ему продавать или закладывать остальные свои земли, он обратился к алхимии и проявил интерес к сатанизму, надеясь получить знания, силу и богатство, призывая дьявола. В то время начали пропадать дети в окрестностях замков де Ре, и многие исчезновения, по-видимому, были связаны с его деятельностью. Позже на суде несколько человек свидетельствовали, что видели как слуги де Ре избавлялись от мёртвых детских тел, но молчали, так как боялись за свою собственную жизнь. Де Ре не был арестован до тех пор, пока не похитил священника в сентябре 1440 года после спора не связанного с убийствами. В процессе расследования его обвинили и в том, что он похитил, пытал и убил более 140 детей.

Арест Жиля де Ре

Сначала он отказался отвечать на вопросы, но, когда ему пригрозили отлучением от церкви, он признал полномочия суда и объявил себя невиновным. Под угрозой пыток де Ре признался в обвинениях и описал, как ритуально пытал свои жертвы, похищенные его слугами в течение почти десятилетия. Он был приговорен к смертной казни путем одновременного сжигания и повешения, и наказание было исполнено в Нанте 26 октября 1440 года. Его признание и раскаяние, с которым он вступил на эшафот, были в то время признаны примером христианского покаяния. Его подданные, увидев своего барона раскаявшимся, соблюдали трёхдневный пост после его казни, и появилась традиция, в которой родители в окрестностях Нанта отмечали годовщину казни де Ре, телесно наказывая своих детей, возможно, чтобы убедить их в серьезности грехов, за которые он раскаялся. Считается, что эта практика просуществовала более века после его смерти. Несколько современных скептиков подвергли сомнению, действительно ли де Ре был виновен в этих ужасных преступлениях, отмечая, что его признание было получено только путём угрозы применения пыток, а герцог Бретани, да и сам король имели финансовый интерес к его разорению и казни, обнаруженные детские скелеты были похоронены задолго до Жиля де Ре, и что его просто оклеветала молодая жена, чтобы получить наследство. Тем не менее, большинство историков, изучивших доказательства судебного процесса де Ре, по-прежнему считают, что он действительно совершал эти жуткие злодеяния. К однозначному решению этого спора современные учёные так и не пришли, оставив неразгаданной историю Синей бороды.